«Вопрос безуспешности поиска не поднимается никогда»

Артем Гуляев, доброволец брянского поисково-спасательного отряда «ЛизаАлерт», ищет пропавших людей чуть больше года.
Автор: Екатерина Саврухина, Редактор
Люди

Доброволец брянского поисково-спасательного отряда «ЛизаАлерт» Артем Гуляев начал искать пропавших людей чуть больше года — просто подал заявку через специальную форму. А сейчас он уже не может представить свою жизнь без этого. Артем уверен, чтобы быть поисковиком нужно «болеть» этим делом.

О том, каково это — быть поисковиком, он рассказал нам в интервью.

— Сколько вы уже работаете поисковиком? Как и почему пришли в отряд?

В первую очередь, хочу сказать, что это — не работа. Отряд не имеет юридической регистрации, счетов и т. д. Абсолютно все люди в нашем отряде участвуют в процессе поиска людей на добровольной и безвозмездной основе. Сам я пришел в отряд чуть больше года назад, подав заявку через специальную форму. Меня добавили в чат оповещения. Потом первый поиск. Первый НЖ (Найден, жив). Сейчас уже не могу представить свою жизнь без участия в поисковых мероприятиях.

Почему я пришел в отряд? Желание помогать. Желание самореализовываться. Если у меня есть навыки и знания, а также возможности, которые можно применять для поиска пропавших людей, то почему я должен сидеть дома и ничего не делать?

— Что для вас самое приятное и самое неприятное в работе?

Самое приятное — это, конечно же, когда человек находится живым. Вне зависимости от того, каким образом: случайное свидетельство благодаря ориентировкам, активный поиск в лесу/городе, информационный поиск и т. д.

Самое неприятное, когда человек не найден вообще. Неизвестность всегда давит больше всего.

— Сложно ли осознавать, что вы (команда), скорее всего, уже не найдете человека? И когда вы понимаете, что поиск окажется безуспешным?

Каждая заявка, попавшая в отряд, отрабатывается максимально доступными средствами и методиками, в зависимости от вводных данных. Мы всегда работаем на максимальной выкладке, всеми имеющимися в данный момент ресурсами и силами. Когда человек не найден — это всегда сложно. Но тут надо понимать, что при всем нашем желании мы не найдем всех. Это суровая правда. С этим сложно смириться, но это так.

А вопрос безуспешности поиска не поднимается никогда. Есть примеры, когда люди были найдены живыми после пребывания в лесу по 5,7,10 дней. И никто не опустит руки и не перестанет искать, если в первый день поиска ничего не вышло. Я бы сказал, что мы всегда надеемся на чудо в затяжных поисковых мероприятиях.

— Какими по вашему качествами должны быть у человека, который хочет стать поисковиком?

В первую очередь, человек должен быть ответственным и дисциплинированным. Если новичок, то слушать старшего поисковой группы, выполнять его указания. Если ты старший, то слушать координатора поиска. Что касается остальных направлений деятельности отряда — в каждом есть свой старший руководитель.

На мой взгляд, чтобы быть «поисковиком» и ездить на поиски, нужно этим «болеть». Вы выехали на поиск. Нашли человека. Затратили много сил и ресурсов, и у вас есть абсолютно реальный результат — человек найден. Многие из нас жертвуют личным временем, своими делами, интересами и потребностями лишь ради того, чтобы ехать и спасать тех, кто им совершенно незнаком. Это тяжело, как физически, так и морально. Всегда можно найти сто причин не выезжать на поиск. Труднее для многих найти причину собраться и поехать.

— Приходилось ли вам когда-либо рассказывать родным пропавших, что человек найден уже погибшим?

Лично мне не приходилось с таким сталкиваться. Сообщать родным, что их близкий найден погибшим-всегда тяжело. Абсолютно для всех.

— Каким был самый сложный и самый легкий ваш поиск?

Самым сложным для меня был поиск в августе прошлого года в лесном массиве рядом с пгт. Ивот в Дятьковском районе. Мы искали мужчину, который со своим отцом пошел в лес за грибами и там он заблудился. К сожалению, мужчину нашли лишь спустя 4 месяца погибшим. Из семи выездов на этот поиск я участвовал в четырёх, мне даже сейчас сложно спокойно воспринять это.

Самый лёгкий поиск — мой первый «Найден, жив» в составе поисковой группы. 6 августа 2021 года. Поступает заявка. Муж с женой поехали в лес по грибы вблизи поселка Бороденка, это рядом с городом Трубчевск. Разошлись в лесу. Жена вышла к машине, а муж нет. Мы собирались и ехали туда часа два. Получили оборудование, задачу, зашли в лес на 150-200 метров и при первой же работе на отклик наш потерявшийся отозвался. Через 20 минут он уже был выведен из леса.

— Возможно, вы смотрели фильм «Нелюбовь» Звягинцева. Одна из главных сюжетных линий там — пропажа маленького мальчика, родители которого разводятся и поэтому не сразу замечают это, погруженные в свои проблемы. Как вам кажется, достаточно ли типична история, показанная в этом фильме, и правдиво ли показана работа поисковиков? Если не смотрели этот фильм, то  можете посоветовать/рассказать о других фильмах (возможно, книгах) о поисковой работе, которые вас в свое время вдохновили?

Фильм не смотрел, а вот касаемо видео, которое вдохновляет, могу подсказать: «ЛизаАлерт. „Потеряться — не значит пропасть“»; cериал «Неспокойные ночи. LizaAlert» про деятельность московского подразделения нашего отряда. На ютубе есть целых 3 сезона, в котором очень красочно показано то, как мы ищем людей.

— Поисковая работа связана с большим стрессом. Что помогает вам с ним справиться и не отказываться от своего дела?

Осознание того, что я делаю это всё не просто так. Что благодаря четким и слаженным действиям каждого волонтера является чья-то спасенная жизнь. И если мы все опустим руки и откажемся от этого, то кто будет искать?

— Думали ли вы в сложный момент уйти из отряда и больше никогда этим не заниматься? Если да, то что вас остановило и помогло разрешить внутренний конфликт?

Вопрос об уходе из отряда у меня не возникал, да и вряд ли когда-нибудь возникнет.

Фото взяты со страницы Артема Гуляева в VK.